Версия для слабовидящих

ЛК студента

ЛК преподавателя

Авторизация



Фотоальбомы

.
Электронная библиотека
им. Н.К. Крупской


Сводный электронный каталог библиотек города Оренбурга и Оренбургской области
Спасибо, Господи, за дар... PDF Печать

poet126 ноября 2010 года в библиотеке Оренбургской Духовной семинарии прошел вечер поэзии оренбургских авторов, посвященный духовной тематике.На вечер поэзии были приглашены известные оренбургские литераторы — Наталья Кожевникова — редактор альманаха «Гостиный Двор», журналист Сергей Хомутов, редактор газеты «Оренбургская неделя» Вячеслав Моисеев. Организатором вечера выступили Ольга Домченкова — библиотекарь семинарии и Вера Жидкова — редактор «Оренбургских епархиальных Ведомостей».

Поначалу все робели. И семинаристы, и поэты. Смущенно улыбаясь, рассаживались на места. Разрядил обстановку небольшой подарок, который приготовили хозяева для гостей - они им спели под руководством регента Александра Ромашкова. Особенно понравилась поэтам «Россия воспряни» и песня «Выйду ночью в поле с конем».

Ольга Михайловна Домченкова вначале немного рассказала о значении духовной поэзии в жизни каждого думающего, сомневающегося и стремящегося к Истине человека. А потом поэты взяли слово. Наталья Кожевникова показала семинаристам обложку последнего номера альманаха «Гостиный Двор» на которой запечатлена длинная коридорная анфилада семинарии, сказав, что тема духовности давно интересует оренбургских литераторов. Взаимоотношения Господа и человека — пространство для поэтической души.

Наталья Кожевникова читала свои стихи: «О чем бы небо не просила - о вере, родине, любви, - на все, на все есть Божья сила, и я напрасное носила томленье в медленной крови. Пусть будет так и не иначе, пусть время жизнь мою не ждет, и ветер жжет ее горячий - от пламени лица не пряча, приму, что в будущем грядет». У поэтессы есть много прекрасных стихов, посвященных духовным переживаниям: «Затравянелая дорога, затянут дымкой окаем, и в тишине лишь имя Бога небесным брызжется огнем. Все легче небо, все лиловей леса, и сразу не понять- тревожней, сумрачней, суровей, иль ближе света благодать?»

Сергей Хомутов рассказал не только о своей поэзии, как ему лично сочиняются стихи (а от семинаристов был и такой вопрос к поэтам), но и том, где и как он был крещен, про свою непростую дорогу к Богу, про сегодняшнюю духовную борьбу, которую ему помогает вести его духовный отец — священник из Нижней Павловки. У Сергея замечательные стихи, греющие сердце, они доверчиво обращены к слушающим и читающим, они напевны и ложатся на бумагу, как ноты. Поэт презентовал духовному учебному заведению свою книгу стихов «Алфавит» в которой есть такие вот стансы: «Над беспечным — небо, нет печи, крова нет и нет трубы на крышей. Промолчи, а хочешь прокричи. Кроме Бога, нас никто не слышит. Мир-прекраснейший иллюзион. Только чувства не спасают душу. Если сам собой заворожен, быстро сердце ты свое иссушишь. Станешь верить в самость бытия, в пустоту небес и преисподней и забудешь то, что жизнь твоя - только искра милости Господней».

Удивительно, как с помощью поэтического слова можно передать такие тонкие вещи, как рост души, осознание своих ошибок, и нежную веру в будущую милость Господню: «Я не умру, я буду взят в Его надгорные селенья. И робкой долей — вдохновеньем - я расплачусь за этот ад...И приведет меня напев через мытарства к искупленью. И слава Господу пропев,я встану в цепи поколений». Семинаристам Сергей очень понравился, поэт шутил, был непосредственен, читал красивые стихи про «Иван-чай».

С не меньшим вниманием слушали строгого и даже немного резкого в своей поэзии Вячеслава Моисеева. Впрочем, как заметил последний, эта резкость больше отнесена к себе самому и своему творчеству. «Чем больше мне лет, тем больше я отбраковываю прежде написанных стихов», - так заметил автор. Хотя браковка юношеских стихов больше похожа  на вырывание страниц из своего дневника, но вот таков уж автор...такого и полюбите)!

Вячеслав  Моисеев рассказал, что пришел к Богу не так давно, хотя всю жизнь искал истину, и верил в справедливость для всех и понятие равности тоже для всех. В свое время, будучи секретарем партийной ячейки, сам вышел из партии и вывел оттуда за собой почти  всех «заблудших». А вот крестился лет пять назад, и помог ему осознать правильный путь его друг ...Сергей Хомутов. Поэты тепло друг другу улыбнулись под аплодисменты семинаристов.

Вячеслав читал стихотворение «Метрополитен», которое сроду оказалось не про метро, а про испытания для души! «День настал, спустился я под землю — слушать голоса и вечный гул, гладить лиц потерянную зелень. Горячо из черных врат дохнул змей людских ошибок и терзаний, налетел со свистом и пожрал все, что я у этой жизни занял, что принес в пылающий вокзал преданной души. Летела сажа. Бог меня, конечно же, накажет, может быть. Уже и наказал».

Это стихотворение настолько поразило слушающих, что все разразились аплодисментами. Семинаристы удивлялись и восхищались, как можно с помощью поэтических образов, метафор выразить очень глубокие вещи — сердечную смуту,  сожаление о том, что жизнь коротка и ты не успел сказать главное... «Мы с тобой давно дошли до точки, поняли, чем кончится кино, - сколько ни терзай пером листочки, в результате выплывет одно. Сожаленье о коротком Лете, грусть-тоска, что Вечность глубока. Мало сердцу места на планете, да и жизнь чудовищно легка. И когда однажды стылым утром старый клен в ладонь подбросит лист, ты, толкнув калитку в небе мутном, выйдешь под синичий пересвист».

Свои стихотворения, в качестве пробы пера, прочитала и редактор «Оренбургских Епархиальный Ведомостей» Вера Жидкова. Присутствующие несколько удивились этому факту, они не подозревали совсем о том, что редактор такого строгого официального журнала тоже пишет стихи, но приняли их тепло и радостно.  Вера прочитала стихи, посвященные Таинству Венчания.

«Венчались наскоро, впотьмах
Медовых свеч не зажигая,
И на окошках лед не таял,
И свежим снегом храм пропах.

Она стояла у дверей,
И с платья сыпался стеклярус,
Хор тихо пел, и третий ярус
Полнился тайной все сильней.

И свет вливался, как волна,
В сердца открытые с надеждой,
И трудно было слыть невеждой,
Когда все ясно - на века.

Святых молитвенные лики
Смотрели в лица молодых,
Красив и нежен был жених,
В глазах невесты стыли блики.

Священник спрашивал ответ,
Водил двоих вкруг аналоя,
И то, что раньше было двое,
Единым стало словно свет.

А в окна билась снегом мгла,
И паперть стыло заметала,
И все казалось в храме мало,
Ей мимолетного тепла».

 

В конце вечера, к общему мнению собравшихся, царила всеобщая любовь и тепло. Так, сердца, в которые как проросшие зерна упали поэтические строки, расцвели от радости и осознания благодарности Творцу, что именно Он наделил человека способностями говорить с миром на тонком и нежном языке поэзии.

В конце вечера у автора этих строк родилась небольшая поэтическая зарисовка:

«Как будто бы вечером солнце взошло

В том месте, где люди читали стихи,

От душ запотевших дышало тепло,

И строчки про Бога на сердце легли.

 

Глазами впивались, за рифмой следя,

В седеющий профиль поэта. И взмах

Руки мотыльковой, над тайной летя,

Поэзии таял секрет на губах.

 

p style="text-align: justify;">Нас слушали дети - семнадцати лет,

 

Внимая глазами, и душами чтя,

И понял читающий вирши поэт:

Слагая про Бога, он тоже дитя».

 

Вера Жидкова

poet2